Задайте бесплатный вопрос Получите бесплатный ответ

Задать вопрос

Созависимые цели

Автор: Лидия Агеева
Дата публикации: 16.11.2020

Одна из наиболее распространённых установок, которой руководствуется созависимый человек, гласит: «Любящий или родной человек должен пожалеть зависимого, он не может бросить несчастного и больного человека, который не хочет лечиться». Многие спросят: «А разве это не так?». Нет, не так. Если родной и любимый человек зависим, а родные хотят ему помочь, то им стоит, как минимум, определить реальную цель своей помощи, которая, в свою очередь, определит основные мотивы и средства помощи и модель поведения с зависимым.

Реальная цель созависимого — «спасение зависимого любыми средствами» без взаимодействия с врачами-специалистами.
Ведущая роль созависимого —«несчастная героическая жертва или тихо страдающий спасатель».
Основной мотив — вызвать жалость зависимого к себе и демонстрация окружающим собственной жалости к зависимому. Спасая зависимого, созависимый не хочет его выздоровления, потому что болезнь зависимого позволяет созависимости питать свое «несчастье» и находиться в любимой и привычной роли «несчастной жертвы».

В созависимости постепенно разрушается вся система собственных мотивов, целей и ценностей человека, нарушается их согласованность с требованиями окружающей среды и внутренними возможностями самого индивида, а это нарушает одно из необходимых условий психологического здоровья человека.

Основные методы помощи носят формальный характер: уговоры, просьбы и мольбы обратиться к «народным средствам» (заговоры, отвары, молитвы, походы в церковь и по бабкам и т.д.), без взаимодействия с врачами-специалистами.

Характеристика модели поведения:

*навязчивая сосредоточенность созависимого на собственном желании вылечить зависимого, создав для него комфортные условия существования;

*уверенность в собственной вине или ответственности за зависимость другого, по типу: «он пьёт, потому что я не то сказала, не так посмотрела, не поддержала», то есть один принимает аддикт, другой — считает СЕБЯ ответственным за это;

*убежденность созависимого в эффективности лечения зависимого с помощью «народных средств»;

*полная ориентация созависимого на желания и интересы зависимого и подмена или вытеснение ими своих собственных;

*акцент на личностных переживаниях самого созависимого — на собственных страданиях и переживания, восхищение своей терпеливостью;

*героизация собственных действий и любование собой в своих «героических» попытках и «операциях» по спасению зависимого, который спасаться не хочет.

Результат — отсутствует.  Нет клинических данных и официальной статистики о том, что каким-либо зависимым помогли бабкины заговоры или молитва перед иконой. Все эти истории, к сожалению, остаются на уровне ничем не подтвержденных рассказов, больше похожих на сказку.
Созависимый обязан осознавать — он собственными руками окончательно и жестоко топит зависимого своими средствами спасения, продлевая его агонию, и, «сострадательно» наблюдая за его деградацией.

Алкоголик бы жил в грязи, без еды, имел бы проблемы на работе, не имел бы денег на алкоголь, оказался бы в изоляции, и рано или поздно пришел бы к тому, что нужно брать себя в руки, иначе жить очень плохо.
Жена же все сглаживает — звонит на работу мужа, говоря, что он заболел, убирает за ним после пьянки, приносит утром пиво и рассол, ухаживает за ним после попоек, обеспечивает еду и деньги в доме, скрывает от окружающих, что у мужа снова запой. Таким образом позволяя мужу пить дальше и ничего не менять.

Реальная цель созависимого — «спасение» зависимого, ради своего же спокойствия рядом с ним, не считаясь с его желанием лечиться. По сути, «спасение» созависимым самого себя во взаимодействии с врачами-наркологами.
Ведущая роль созависимого — «активный спасатель».
Основной мотив — формальное желание улучшить качество собственной жизни с зависимым, потому что, сознательно спасая зависимого, подсознательно не хочет его выздоровления, так как болезнь зависимого позволяет созависмому питать свое «несчастье», которое позволяет ему чувствовать свою значимость в «спасательных операциях».
Основные методы помощи носят формальный характер: попытки образумить, демонстрация зависимому собственных страданий и переживаний, упреки, обвинения, манипуляция, угрозы, уговоры и убеждения зависимого (без учета отсутствия желания у зависимого лечиться) к посещению врача-нарколога для получения «волшебного» метода, с помощью которого зависимый мгновенно откажется от своего аддикта. Под «волшебным средством» подразумеваются:
внутривенное введение противоалкогольного препарата (Торпедо, Аквилонг, Алгоминал, СИТ, Эспераль);
-подшивка/вшивание (Дисульфирам и Эспераль);
-«Двойная» и «Тройная» блокировка, которая обманывает зависимого, что недопустимо в лечении зависмостей.

Созависимые создают зависимому такие условия, чтобы ему не пришлось самому сталкиваться с негативными последствиями его зависимости, и тем самым поддерживают зависимость.

Характеристика модели поведения:

*активный поиск созависимым быстрых вариантов профессиональной помощи зависимому;

*регулярное давление созависимым на зависимого;

*проявление созависимым агрессии и давления в отношениях с зависимым (ссоры, ругань, скандалы, драки);

*автономная деятельность созависимого и зависимого, каждый из которых делает то, что хочет: зависимый продолжает употреблять свой аддикт, созависимый – ищет быстрые средства устранение аддикта из совместной жизни;

*полное отсутствие веры в возможности зависимого, например, «я — сильный, я тебя спасу, ты — слабый, ты ничего не сможешь сам»;

*тотальный и постоянный контроль за зависимым;

*применение «агрессивной модели любви».

Результат. Как показывает медицинская статистика,  методы кодирования, к сожалению, не приносят желаемого результата. Основные причины отсутствия желаемого результата:

*отсутствие у зависимого реального желания излечиться;

*завышенные ожидания от «быстрых» методов кодирования;

*выявляется реальная и основная проблема тандема «зависимый-созависимый»: когда зависимый начинает выздоровление и берет ответственность за свою жизнь, созависимый подсознательно начинает этому активно сопротивляется, возвращая зависимого в употребление адддикта.

Реальная цель созависимого — создать условия для формирования у зависимого желания лечиться, на основе осознания особенностей его зависимости и ее лечения, с учетом наличия или отсутствия желания у зависимого лечиться, и на тесном взаимодействии созависимого со специалистами-наркологами и врачами-психотерапевтами.

Ведущая роль созависимого — «жесткий спасатель».Основные методы помощи носят реальный характер. То есть прекращение создания комфортных условий для зависимого или мотивация зависимого на лечение от своего аддикта, опираясь на рекомендации врачей и их действия (стресс-терапия или кодирование по Довженко, Эриксоновский гипноз), спокойная констатация факта зависмости и отказа зависимого лечиться, убеждение и аргументация: психотерапевтические методы кодирования.

Характеристика модели поведения:

*осознание того, что попытки родных спасти и сопереживание зависимому — это сопереживание его аддикту и продление агонии зависимого;

*отключение эмоций и прекращение жалости к зависимому;

*проявление терпения (около года и более) и мужества для мотивации зависимого на лечение по системе, предложенной врачом-наркологом, при осознании того, что результата может и не быть;

*применение «жесткой модели любви»;

*создание условий для сталкивания  зависимого с негативными последствиями его зависимости.

Результат. Полная сепарация созависимого от зависимого. Четкое определение персональных границ созависимого и зависимого.
Зависимые, лишившись привычного комфорта, будут вынуждены принимать решение: либо лечиться, либо продолжать падать вниз, на самое дно, чтобы оттолкнувшись от него, всплыть наверх. Людям с тяжелыми формами зависимости настоятельно рекомендуется разъехаться с близкими людьми, желательно переехать в другой город. Созависимый, не смотря на всю трудность,  начинает осознавать (самостоятельно или с помощью психолога, психотерапевта) собственную созависимость, что является первым шагом на пути к исцелению и психологическому здоровью. Путь исцеления — это всегда духовный путь; болезнь, страдание, тяжелые эмоциональные переживания — это знаки для человека о чем-то задуматься, что-то осознать в себе, переосмыслить свое поведение и поведение другого человека, тем самым встать на путь восстановления своей цельности.

Психотерапевт, психолог Лидия Агеева (L.Ageeva, DclinPsych, Manchester)

Хотите узнавать о новых статьях первыми? Подпишитесь на рассылку

error: