Задайте бесплатный вопрос Получите бесплатный ответ

Задать вопрос

Созависимые цели

созависимости
Автор: Лидия Агеева
Дата публикации: 07.10.2018

 

Созависимость — это зеркальное отражение зависимости.

Самый близкий и родной человек незаметно для членов семьи стал зависимым. Любящие члены семьи проходят все стадии случившегося горя: шок, отрицание и т.д., стадии, при которых они пытаются осознать случившееся горе и принять его. Выход любящих людей в стадию надежды на излечение зачастую становится стартом в созависимость, состояние, для которого характерны две позиции.

Первая позиция. Отношение созависимого к зависимому человеку:
*озабоченность проблемами зависимого человека;
*полное погружение в жизнь зависимого человека;
*навязчивая идея помочь или вылечить зависимого человека становится смыслом жизни;
*организация тотального контроля над зависимым человеком;
*оправание любого поступка зависмого;
*проявление неоправданного доверия к всему тому, что говорит зависимый (несмотря на его ярко выраженную ложь);
*откровенная жалость к зависимому

Вторая позиция. Отношение созависимого человека к себе самому:
*игнорирование себя (своих интересов, потребностей и желаний) и собственных проблем;
*настойчивое желание  заслужить любовь зависимого путем заботы и опеки над ним;
*проявление негативного психоэмоционального комплекса: скрытых гнева и агрессии, ненависть к самому себе и непринятие себя, чувство вины (упустил, не доглядел) и чувство стыда из-за зависимости от мнения окружающих («что скажут люди», не выносить сор из избы»), героизованная жалость к себе;
*проявление потребности в значимости, нужности и востребованности (в роли спасителя зависимого);
*преобладание эмоционального мышления, которое блокирует рациональность и прагматизм;
*отсутствие собственного мнения;
*подавление себя, как личности, из-за проживание жизнью зависимого человека.

Созависимый и зависимый имеют ряд общей  характеристики:
*депрессивные состояния;
*отсутствие секса (в семейных парах);
*скрытность;
*эмоциональная скупость;
*внутреннее психоэмоциональное напряжение, создающее глухое необъяснимое раздражение;
*повышенная конфликтность.

К сожалению, созависимость может приобретать патологическую форму, которая характеризуется:
*отрицанием у себя проблемы созависимости;
*глубокой поглощенностью зависимым;
*мощной зависимостью от зависимого: эмоциональной, социальной, физической;
*утрата своей личностной идентичности.

Созависимость базируется на низкой самооценке, зависимость базируется на инфантилизме.

Созависимость постепенно, незаметно для самого человека,  разрушает всю систему его собственных мотивов, целей и ценностей, нарушает их согласованность с требованиями окружающей среды и внутренними возможностями самого созависимого, что нарушает одно важных условий, необходимых для психологического здоровья человека.

Наиболее распространёнными установками, которыми руководствуются созависимые люди,  гласят:
*»Я обязан помочь зависимому»;
*»Я не имею права бросить несчастного зависимого»;
*»Я должен спасти любимого человека»,
*»Без меня зависимый погибнет»

Многие спросят: «Разве это не так?». Да, это нет так. Если родные люди хотят помочь своему зависимому человеку, то им стоит, как минимум, определить реальную цель своей помощи. Именно цель определяет стратегию и тактику помощи, выбор адекватных методов и средств помощи, модели поведения и методы взаимодействия с зависимым. Например.Созависимый решает, что своей заботой о зависимом, решением его проблем, прикрывая зависимого от общественного мнения, он спасет зависимого и тот откажется от употребления аддикта (наркотики, алкоголь).  Созависимый, решая все проблемы зависимого (договаривается на его работе, убирает за ним, скрывает от окружающих  пагубное увлечение аддиктом, обеспечивая его деньгами и уютом и т.д.):
*обеспечивает зависимому комфортное существование.;
*закрывает перед ним единственный путь самостоятельной деятельности зависимости для спасения самого себя;
*не позволяет зависимому что-то менять в своей жизни
своей ложной заботой созависимый создает идеальные условия для дальнейшего употребления зависимым аддикта.

Созависимый, оставляя зависимого один на один с собственными проблемами, без комфортных условий, без денег к существованию, в изоляции  и без поддержки,  позволяет зависимому «упасть на дно»,  предоставляя ему право выбора:

*или утонуть в своей зависимости,

*или воспользоваться возможностью начать самостоятельно действовать во благо себя: признать наличие у себя болезни, осознать желание вылечиться, принять твердое решение лечиться и самому обратиться к врачам за комплексной профессиональной помощью (медикаментозной, психотерапевтической, социальной).

Примеры влияния цели созависимого на ожидаемый и реальный результаты. 

Первый пример. Цель созависимого: самостоятельное спасение зависимого любыми доступными средствами, без участия врачей -наркологов и врачей -психотерапевтов (психиатров).
Ожидаемый результат: полное выздоровление зависимого.
Роль созависимого в реализации цели:
*несчастная, сильная, решительно настроенная, героическая жертва -спасатель, действующая решительно и уверенно;
*несчастная, слабая, беспомощная, страдающая жертва-спасатель, уговаривающий зависимого одуматься.
Основной мотив деятельности созависимого: вызвать жалость зависимого к себе, демонстрируя ему  собственную жертвенность ради него. Созависимый, спасая зависимого, бессознательно не хочет его выздоровления, потому что болезнь зависимого позволяет созависимому подпитывать свое «несчастье», чтобы чувствовать собственную значимость и находиться в нравящейся  роли «несчастной жертвы».
Основные средства и методы помощи созависимого носят формальный характер. В желании и в надежде получить быстрый и эффективный результат, созависимый может:
*принимать жесткие решения лечить зависимого в специализированных клиниках и отделениях, без учета мнения самого больного, без ориентации на отсутсвие осознания им своей проблемы, желания лечиться,  и мнение больного;
*вызывать жалость к себе, уговаривая, умоляя, упрашивая больного одуматься;
*обращаться к «проверенным народным средствам» (заговоры, отвары, молитвы, походы в церковь и по бабкам и т.д.), без взаимодействия с врачами-специалистами.
Характеристика модели поведения созависимого:
*навязчивая сосредоточенность созависимого на собственном желании вылечить зависимого, создав для него комфортные условия существования;
*уверенность созависимого в собственной вине и ответственности за болезнь зависимого: «он пьёт, потому что я не то сказала (не так посмотрела, раздражала его своими просьбами, не поддержала и др), то есть зависимый принимает аддикт, созависимый считает себя ответственным за это;
*убежденность созависимого в эффективности лечения зависимого с помощью «быстрых методов лечения (ускоренная дезинтоксикация и др.) и «народных средств», несмотря отсутствие реальных примеров и данных о выздоровлении больных с помощью народных методов (заговоры, молитвы и др), к сожалению, все имеющиеся истории остаются на уровне ничем не подтвержденных рассказов, больше похожих на сказку или выдумку;
*полная ориентация созависимого на желания и интересы зависимого и подмена или вытеснение ими своих собственных;
*акцент на собственных личностных переживаниях созависимого: на своих страданиях и переживаниях, скрытое восхищение своим терпением и испытываемыми унижениями;
*героизация собственных действий и самолюбование в своих «героических» попытках и «операциях» по спасению зависимого, который не хочет спасаться.
Реальный результат:  отсутствует. Созависимый обязан осознавать свою отвественность: такими методами спасения больного, он собственноручно, достаточно жестоко,  окончательно и бесповоротно «топит» зависимого в болоте аддикта, упуская драгоценное время для его реального лечения. Своим «состраданием» созависимый продлевает агонию больного человека, наблюдая за деградацией его личности.

Второй пример. Цель созависимого: быстрое спасение зависимого с помощью быстрых методов медикаментозного лечения (ускоренная дезинтоксикация и др.), ради восстановления собственного спокойствия и благополучия, нарушенного зависимым,  не считаясь с его желанием и готовностью лечиться.
Ожидаемый результат: восстановление собственного спокойствия и благополучия в результате полного выздоровления зависимого.
Роль созависимого в реализации цели:
тоталитарный диктатор-спасатель, активный, настойчиво -упрямый, сопереживающий (ложно) и уверенный, что поступает правильно.
Основной мотив деятельности созависимого:  бессознательное желание улучшить качество собственной жизни с зависимым. Созависимый, сознательно спасая зависимого, бессознательно хочет восстановить свой комфорт и покой и почувствовать свою силу и свою значимость в «спасательных операциях».
Основные средства и методы помощи носят формальный характер. В желании созависимого получить быстрый результат (полное и бесповоротное излечение зависимого) он использует жесткие методы воздействия на зависимого,  позволяющих, по мнению созависимого, с помощью «волшебного» метода получить от зависимого мгновенный отказ аддикта:
*активный поиск созависимым быстрых вариантов профессиональной помощи зависимому, обращение к врачам за медикаментозной и психотерапевтической помощью со стойкой убеждённостью созависимого в эффективности лечения зависимого с помощью «быстрых методов» медикаментозного  (ускоренная дезинтоксикация и др.) и психотерапевтического лечения, несмотря на то, что в научной литературе отсутствуют данные о положительных клинических испытаниях;
*безаппеляционность, граничащая на уровне приказа, с требованием  к зависимому лечь на лечение в наркологическую клинику;
*разнообразные манипуляции, направленные на вынуждение зависимого посетить нарколога и лечь на лечение;
*жесткое и регулярное давление на зависимого с требованием лечиться;
*проявление созависимым агрессии и давления в отношениях с зависимым (ссоры, ругань, скандалы, драки);
*автономная деятельность созависимого и зависимого, каждый из которых делает то, что хочет: зависимый продолжает употреблять свой аддикт, созависимый – ищет быстрые средства устранение аддикта из совместной жизни;
*полное отсутствие веры в возможности зависимого, например, «я — сильный, я тебя спасу, ты — слабый, ты ничего не сможешь сам»;
*тотальный и постоянный контроль за зависимым;
*применение «агрессивной модели любви».
Реальный результат:  отсутствует. Зависимый под давление обращается к наркологу, проходит часть медикаментозного лечения, в ряде случает встречается пару-тройку раз с психотерапевтом. И, но выходя из наркологического стационара (клиники) зависимый вновь возвращается к своему аддикту,  но при этом увеличивает  дозу приема аддикта.

Третий пример. Цель созависимого: изменить свое отношение к себе, зависимому и к его болезни.
Ожидаемый результат.  Осознать свою созависимость и начать свое лечение.
Роль созависимого в реализации цели: спокойно-абстрагированный созависимый, с жесткой моделью любви. Основной мотив деятельности созависимого:  сознательное желание созависимого помочь зависимому самостоятельно осознать проблему и самому начать решать её.
Основные средства и методы помощи носят реальный характер. Созависимый ориентирован на помощь самому себе и опираясь на рекомендации врачей -наркологов и врачей -психотерапевтов (психиатров), как следствие своего излечения, оказать реальную помощь зависимому: стать с ним честным и поверить в его силы и возможности самостоятельно преодолеть недуг, применить методы и средства жесткой модели любви, например:
*признание собственной созависимости и необходимости её устранения (психотерапии);
*возвращение созависимого к себе: ориентация на свою жизнь, на свои интересы, на свои желания и потребности; *признание собственной беспомощности в убеждении зависимого, в уговорах и настойчивых требованиях к нему пойти лечиться;
*отключение жалости, эмпатии и сопереживания к зависимому;
*прекращение финансирования зависимого и спонсирования приема им аддикта;
*применение по отношению к зависимому «жесткой модели любви».
Реальный результат: есть. Результат имеет двойной эффект.
1.Созависимый:
*осознает, признает наличие у себя проблемы созависимости и обращается за профессиональной помощью к семейному психотерапевту;
*полностью сепарируется  от зависимого;
*ставит перед ним свои четкие и ясные границы и спокойно защищает их не санкционированное вторжения извне зависимым;
*отдает зависимому его ответственность за собственную жизнь и за негативными последствиями его зависимости;
*предоставляет зависимому право выбора как жить;
*меняет на  «жесткую модель любви» привычные модели поведения и методы взаимодействия с зависимым-это модель  позволяет созависимому создать такие условия для зависимого, при которых не будет поддерживаться его аддикция, он столкнется с собственной реальной неизбежностью и её последствиями: собирают вещи зависимого и говорят ему: «Дорогой, ты знаешь, мы тебя любим. Но у тебя есть проблема, от которой мы уже устали, и которую ты обязан решить сам. Мы больше не будем тебе помогать. Ты -взрослый человек, и мы  уверены ты сам сможешь ее решить, если захочешь. Решать проблему или не решать-это твой собственный выбор. Мы принимаем любое твое решение. Мы знаем: твоя проблема решается долго. Позвонишь, когда решишь ее. Мы встретимся и поговорим. А там посмотрим. от -Бог, вот -порог», зависимого отлучают от дома, выписывают и меняют замки; предупреждают всех родных, соседей и знакомых  не давать ему в долг денег (зависимый их не отдаст, и созависимый не станет отдавать за него долги) и не давать приют зависимому, потому что это опасно и так далее; причем, людям, имеющим зависимых с тяжелыми формами зависимости настоятельно рекомендуется разъехаться с ним, вплоть до переезда в другой город.
2. Зависимый, лишившись привычного комфорта и финансирования своего аддикта, вынужден:
*принять ответственность за себя, за свое существование, за свою жизнь;
*проявлять самостоятельность в самообеспечении и  в принятии и в реализации жизненно -важных решений:  либо лечиться и начинать жить с чистого листа; либо продолжать падать вниз, на самое дно, чтобы потом оттолкнувшись от дна, всплыть наверх или остаться на нем.

Лечение зависимости и созависимости начинается не со спасения, а осознания (самостоятельно или с помощью психотерапевта) и признания имеющейся проблемы-именно это является первым шагом на пути к исцелению и психологическому здоровью. Путь исцеления — это всегда духовный путь; болезнь, страдание, тяжелые эмоциональные переживания — это повод задуматься о себе, что-то осознать в себе, что-то переосмыслить и встать на путь  восстановления своей цельности.

Мудрого выбора цели!

Психотерапевт, психолог Лидия Агеева (L.Ageeva, DclinPsych, Manchester)

Хотите узнавать о новых статьях первыми? Подпишитесь на рассылку

Последние материалы

Архивы

error: